Кабели и провода: производство и поставки
15:17 Бесплатный билет на MosBuild по промокоду
13:16 «Промышленная Светотехника – Петербург»: новое качество света для города на Неве
11:16 Как работает IoT-платформа от Bosch? Расскажут 27 марта в Москве
09:13 SILAS Smart — интеллектуальный способ измерения и контроля потребления энергии

Секс и разговоры: За рамками "да" и "нет"

03.03.2019 13:13

Для этичного секса необходимо общение. Как правило, разговоры на эту тему фокусируются только на одном аспекте: предложение о сексе с последующим согласием или отказом.

Однако мы используем язык и общение самыми разными способами, говоря о сексе. Мы флиртуем и отстраняемся, выражаем любопытство и непринятие, формулируем фантазии. В идеале, мы говорим о том, какой секс мы хотим, с какими активностями, что нам нравится и не нравится. Мы решаем, будем ли мы вообще заниматься сексом и когда хотим остановиться. Некоторые предпочитают во время секса использовать довольно грубые выражения по отношению друг к другу.

Ребекка Кукла, профессор философии в Джорджтаунском университете, автор книги "Массовая истерия: медицина, культура и материнское тело", рассуждает о языке сексуальных переговоров. Она делает акцент на том, что философы называют "прагматикой" речи. То есть на том, что ее меньше интересует значение самих слов, чем то, как она может понять, что речь может быть воспринята как некое действие, оказывающее прагматическое влияние на мир. Философы, которые специализируются на "теории речевых актов", сосредотачиваются на том, как совершается речевой акт, а не на том, что означают используемые слова. Например, рассмотрим вопрос: "Можете ли вы сесть на поезд до Нью-Йорка?"; утверждение: "Вы можете сесть на поезд до Нью-Йорка!"; приказ: "Сядьте на поезд до Нью-Йорка!"; и совет: "Я бы поехал на поезде в Нью-Йорк на твоем месте!" Эти речевые акты используют почти одни и те же слова, но они весьма различны по своей прагматической "силе". То есть их отличает не столько значение, сколько то, как они произносятся и каких действий требуют от получателя сообщения.

Все речевые акты выполняют какое-то действие с определенным набором социальных эффектов. И все речевые акты регулируются тем, что философы называют "нормами риторики" и "нормами приличия". Нормы риторики — это нормы, которые превращают речевой акт в последующую возможность. Так, например, подросток не может назначить всенародное голосование — у него просто нет необходимых полномочий для того, чтобы это имело смысл как речевой акт, который он может выполнить. Нормы приличия — это нормы, которые делают речевой акт ситуативно соответствующим. Например, хотя у родителей есть полномочия сказать ребенку убирать его комнату, для них было бы серьезным нарушением норм входить в его класс в школе и кричать на него, чтобы он делал уборку в своей комнате дома.

Разные речевые акты с различной силой могут включать или подрывать этический, приятный секс. В публичных дискуссиях об этике сексуального общения мы склонны действовать так, как будто просьба о сексе и согласие на него или отказ от него — единственные важные вещи. А ведь наша речь может сделать секс этичным и автономным, или неэтичным и вредным.

Читайте также: Секс и закон: Как наше общество отреагировало на изменения в Криминальном кодексе

Как наша концентрация на "согласии" ограничивает наши возможности

- Согласие, как правило, подразумевает, что кто-то другой может с вами что-то сделать. С точки зрения парадигмы, согласие (или отказ от согласия) является ответом на запрос; он ставит запрашивающую сторону в активную позицию, а того, кто соглашается — в пассивную позицию. На практике, учитывая культурные реалии, наши дискуссии о согласии почти всегда позиционируют мужчину как активного участника запроса, а женщину — как человека, который соглашается или отказывает мужчине в том, чтобы что-то делать с ней.

- Большая часть нашего реального сексуального общения не ограничивается просьбой о сексе и согласии на него. Во время общения о сексе вы можете, например, начать формулировать фантазию, предложить возможность, которая, на ваш взгляд, могла бы понравиться другому человеку, попытаться выяснить, как другой человек относится к какой-либо активности или роли, или обратиться за помощью в изучении того, что вам интересно было бы попробовать. Хорошие сексуальные переговоры часто предполагают активное совместное обсуждение того, что было бы интересно делать. Они также часто включают разговоры об ограничениях и условиях остановки процесса. Ничто из этого не вписывается в модель сексуальных переговоров "запрос согласия или отказа".

- Для этического секса необходимо добровольное участие, но его недостаточно. Мы можем дать согласие на все виды секса, который нам не нравится, например, потому что предпочитаем заниматься хотя бы плохим сексом, чем не заниматься вообще никаким или, например, потому что партнер не заинтересован в том, чтобы выяснять, что вам доставляет удовольствие.

Один человек, запрашивающий секс, а другой, согласившийся — это далеко не лучший способ инициирования секса. Как можно использовать речь, чтобы инициирование секса стало гораздо лучше? Сосредоточимся на двух вариантах: приглашение и подарочное предложение.

Приглашения к сексу

Обычно, когда все идет хорошо, инициирование секса принимает форму приглашений, а не запросов. Особенно, когда мы впервые встречаемся с кем-то, будь-то для случайного контакта или в начале более серьезных отношений, приглашения являются более распространенным и, как правило, более подходящим способом инициирования секса, чем запросы. Особенно, когда речь идет о начале отношений.

Какой речевой акт является приглашением? Приглашения создают гостеприимное пространство для входа приглашенного. Когда вы приглашаете кого-то на что-то, они не обязаны принимать приглашение. Вам нужно произнести речевой акт так, чтобы человек это понял. Например, если вы скажете: "Я готовлю домашний ужин в среду и хочу, чтобы вы пришли, а если нет, я обижусь". Эта фраза не является приглашением, она практически требует вашего присутствия. Приглашения оставляют приглашенного свободным в своем выборе — принять или отклонить ваше приглашение. Интересная особенность приглашения в том, что, если оно будет принято, благодарны будут оба — и приглашающий, и приглашенный ("Я благодарю вас за то, что вы пришли на мой ужин, и вы благодарите меня за то, что я принял/а вас у себя").

Сексуальное приглашение открывает возможность секса и дает понять, что реализация секса будет приветствоваться. Но приглашения никогда не требуют. Конечно, нам приятно, когда другой человек принимает наше сексуальное приглашение. Но мы же не хотим, чтобы наше приглашение было принято в качестве одолжения.

Сексуальное приглашение также должно быть удачным и уместным. "Я не могу пригласить вас заняться сексом с кем-то еще, кроме меня" (что было бы как неудачно, так и неэтично). "Я не могу пригласить вас заняться со мной сексом, если это будет связано со злоупотреблением властью или если по другим причинам вам будет трудно отказаться от приглашения" (что будет неуместно и неэтично). Также неуместным и, вероятно, неудачным будет приглашение к сексу после двухминутного разговора о погоде в очереди к кассе магазина. Сам факт того, что приглашение может быть свободно отклонено, не дает людям права разбрасываться приглашениями в неподходящих местах в неподходящее время и при неподходящих обстоятельствах.

Секс как подарок

Когда мы впервые пытаемся установить сексуальную близость с кем-то, приглашения к сексу встречаются чаще и, как правило, полезнее, чем сексуальные запросы. Когда мы находимся в долгосрочных отношениях с партнером, секс иногда начинается с предложения подарка. Например, можно предложить секс, как способ попрощаться перед отъездом в поездку или можно предложить сыграть в ролевую игру. Нет никакой проблемы в том, чтобы предложить заняться сексом из щедрости с тем, о ком мы заботимся, а не по прямому желанию.

Если приглашение не обязательно предполагает, что получатель хочет его принять, то предложение подарка выступает актом щедрости, который радует получателя (независимо от того, реализуется ли задуманное) и требует ответной реакции. Предложения сексуальных подарков предназначены в первую очередь для того, чтобы доставить удовольствие партнеру, а не для того, чтобы непосредственно удовлетворить собственные сексуальные желания и являются нормальной частью длительных здоровых отношений. Такие подарки создают обязательство взаимности, хотя она и не должна проявляться сразу, в той же форме или по конкретному графику.

Обратите внимание, что, как правило, если кто-то предлагает вам подходящий подарок, вам нужна веская причина, чтобы от него отказаться. Отказ от подарка — обидное оскорбление. Однако это не относится к предложениям сексуальных подарков, которые могут быть отклонены по любой причине; никто не имеет права чувствовать себя обиженным вследствие такого отказа. Также как и приглашения к сексу, сексуальные подарки могут быть уместными и неуместными, удачными и неудачными.

Безопасные слова

Среди множества различных речевых актов, можно выделить еще один — безопасные слова. Даже если мы добровольно соглашаемся на сексуальный контакт или иным образом вступаем в него самостоятельно (например, принимая приглашение), мы также должны иметь возможность выйти из него легко и свободно. Автономный секс характеризуется не только автономным входом, но и автономным выходом из него. Каждый партнер должен понимать условия выхода и может остановиться по своему желанию, а также знает и верит, что может это сделать. Это требует общих языковых норм для выхода, как и в любой другой активности. Безопасные слова, правильно используемые, обеспечивают основу, которая позволяет каждому понять, когда кто-то хочет прекратить сексуальную активность.

Люди, ведущие переговоры о сексе, иногда заранее обдумывают безопасное слово. Это может быть случайное слово, которое наверняка не появится в ходе обычного разговора во время секса, например, это может быть столица какой-то страны или сленговое слово из профессиональной деятельности кого-то из партнеров. Некоторые используют систему, состоящую из трех уровней "зеленый", "желтый", "красный". "Зеленый" — все хорошо, партнеры наслаждаются и хотят продолжать. "Желтый" — это способ обозначить дискомфорт или настороженность и призвать другого человека успокоиться, что-то изменить или прекратить секс. "Красный" заканчивает сексуальную встречу; если кто-то говорит "красный", то каждый партнер не только прекращает то, что он делает, но и вообще выходит из сексуального контекста.

Польза безопасных слов в том, что они позволяют кому-либо выйти из активности в любое время без необходимости объяснять причины или обвинять кого-либо в чем-либо. Сигнал "красный" не означает, что кто-то что-то испортил или нарушил, это просто конец активности. Здесь не нужны никакие извинения.

Когда безопасное слово не оговорено заранее, партнерам, при желании остановить активность, нужно сказать: "Прекрати это немедленно". Этот речевой акт часто может быть воспринят как упрек, что неизбежно создает трещину во взаимоотношениях.

Безопасные слова предлагают инструмент для чистого и ясного выхода из активности, почти без риска недопонимания. Но еще более интересным является тот факт, что безопасные слова позволяют людям заниматься активностью, исследовать желания и испытывать удовольствия, которые в противном случае были бы слишком рискованными. Когда мы хотим поэкспериментировать с чем-то, что может доставить нам удовольствие, но также может доставить нам дискомфорт или подвергнуть риску, мы должны быть четко уверены, что можем легко выйти из этой активности.

Безопасные слова, таким образом, расширяют пространство возможностей для секса. В тоже время, хотя такие слова являются инструментом для повышения сексуальной автономии и безопасности, они никогда не должны заменять силу остальных фраз. Нормализация использования безопасных слов была бы важным шагом в расширении возможностей и защите безопасности и независимости каждого.

Этика вопроса

Как правило, мы понимаем несогласованную сексуальную активность только с точки зрения нападения и изнасилования. На самом деле есть много способов, с помощью которых секс может пойти этически неправильно. Иногда люди вроде бы добровольно соглашаются участвовать в сексуальной деятельности по этически проблемным причинам — возможно, потому, что думают, что необходимо доказать свое "мужество" и произвести впечатление на друзей, или потому, что чувствуют вину за то, что не занимались сексом с кем-то, кто был с ними мил и теперь хочет что-то получить "взамен". Иногда люди соглашаются делать то, что их унижает или эксплуатирует.

Когда мы говорим о сексуальной автономии, наши разговоры обычно сосредоточены на одной из двух областей. Первая — доступ к контрацепции, абортам и сексуальному здравоохранению и образованию (но это тема совсем другого материала). Второе — это согласие, а чаще, способность женщин успешно отказывать мужчинам. Обе эти позиции важны и сегодня находятся под пристальным вниманием. Однако, кроме этого, сексуальная автономия требует способности к четкому, прагматически сложному, детализированному сексуальному общению, включая использование языка, выходящего далеко за рамки согласия и отказа от просьбы о сексе.

Читайте также: О чем молчат женщины, пережившие изнасилование

Быть в курсе самого интересного с ZZA! — можно, подписавшись наш Telegram!

Источник

Читайте также